Портрет офицера эпохи, очевидца губительных дел.

Портрет офицера эпохи, очевидца губительных дел.

«Калейдоскоп историй. Музей 1812 года»

Портрет офицера эпохи, очевидца губительных дел.

«Товарищи! Помните ли вы это злосчастное поле, на котором остановилось завоевание мира, где двадцать лет побед рассыпались в прах, где началось великое крушение нашего счастья? Представляете ли вы еще этот разрушенный и окровавленный город, эти глубокие овраги и леса, которые окружают высокую долину, образуя из нее как бы замкнутое поле? С одной стороны — французы, уходившие с севера, которого они избегали; с другой, у опушек лесов, — русские, охранявшие юг и старавшиеся отбросить нас в объятия своей могучей зимы».

Ф-П. де Сегюр. «Поход в Россию. Глава V: Малоярославец».

Эти слова принадлежат перу французского генерала Филиппа-Поля де Сегюра, графа, участника наполеоновских войн и мемуариста. Биография этого человека представляет собой яркий портрет офицера эпохи, прошедшего через самые громкие события и кампании, и оставившего после себя пусть и небесспорное наследие.

Ф.П. Сегюр произошел из богатой дворянской семьи, где служба в армии и участие в войнах не было пустым звуком. Его прадед, дед и отец отличились во всех значимых кампаниях, в которых участвовала Франция на протяжении всего 18 века. Однако революция едва не пресекла эту традицию. В эти годы юному Филиппу пришлось несладко, и именно тогда проявились его литературные способности, когда автор подрабатывал написанием стихов и постоянно страдал, по его словам, от хандры. Гнетущее разочарование от обыденной жизни прервал разгон генералом Бонапартом с верными ему солдатами органов управления во время переворота 1799 года. После этих громких для общества событий, молодой Сегюр всерьез задумывается о тяжелой ноше солдатской сумы и уже в следующем году поступает на службу гусаром-волонтером. Служба и участие в боевых действиях быстро продвигает по карьерной лестнице целеустремленного юношу. В скором времени он становится адъютантом генерала Макдональда, а через четыре года уже служит при штабе в чине капитана.

Тесное и крайне неприятное знакомство с русской армией случилось у Сегюра в период русско-прусско-французской войны 1806-1807 гг. В ходе одного из боев он, будучи командиром эскадрона 13-го конно-егерского полка был дважды ранен ударом пики, а ближе к концу кампании и вовсе попадает в плен, после чего был отправлен в Москву. После заключения Тильзитского мира, ставшего прологом Отечественной войны 1812 года, Сегюр был освобожден и вскоре направился в Испанию. В ходе боевых действий против испанских войск он принимает участие в знаменитом сражении при Сомосьерре. Финалом этого знаменитого боя стала головокружительная кавалерийская атака польских улан гвардии, которым с большими потерями удалось прорваться сквозь дорогу в ущелье, сломив сопротивление четырех испанских артиллерийских батарей под прикрытием пехоты. Во время этих событий, майор Сегюр вновь получает два ранения.

Год спустя получивший титул графа империи Сегюр посещает с дипломатической миссией Санкт-Петербург. Заключенный между Францией и Россией Тильзитский мир принес лишь мнимое успокоение крупнейшим державам Европы, новая трещина между которых стремительно разрасталась. И 24 июня 1812 года бригадный генерал Филипп-Поль де Сегюр, в должности главного квартирьера, в обязанности которого входили функции связанные с управлением и организацией жизни штаба императора Наполеона I, вместе с его армией пересекает Неман. Служба при столь особой персоне, постоянно окруженной «ворчунами» гвардии, уберегла графа от пули, ядра или клинка и позволила в дальнейшем написать свой труд о войне 1812 года.

Избежав печальной участи на просторах России Сегюр продолжил службу и весной 1813 года получает под свое командование новые войска, а именно 3-й полк почетной гвардии. О нем стоит сказать отдельно. Гигантские потери в кавалерии вынудили Наполеона начать не только переформирование и воссоздание уже существовавших частей, но и приступить к созданию новых. Так ярким явлением становится создание 4-х полков почетной гвардии. Их особенностью становится не фактическая привилегированная принадлежность к так называемой молодой гвардии или прекрасная гусарская униформа, с которой, впрочем, в реальности оказалось много проблем, а именно социальный состав этих полков. Впервые с 1806 года был брошен клич представителям средних и высших слоев населения, то есть, по сути, сливкам французского общества – записывайтесь добровольцами. Создание по сути дворянской кавалерии не могло понравиться армейским и гвардейским кругам, среди которых так же встречались представители старых фамилий, как например Сегюр, но, потерявшим свое положение в смутные времена, и с чистого листа заслужившие свои награды и почести благодаря службе, а не происхождению, отнюдь. Полки Почетной гвардии вобрали в себя целый спектр проблем, с которыми столкнулись войска Наполеона в последние годы его правления. Подразделения собирались на добровольно-принудительной основе, так как волонтеров катастрофически не хватало. Они страдали от нехватки профессионального командного состава, плохого снабжения, а целый ряд солдат из 3-го полка были обличены как бунтовщики. И, тем не менее, полки Почетной гвардии смогли вписать свои имена в историю наполеоновских войн благодаря своим действиям в сражениях при Лейпциге и при Ганау. В последнем особенно отличился 3-й полк под командованием Сегюра. В тот момент, когда бой на правом фланге между гвардейским конными гренадерами и австрийской и баварской кавалерий начал складываться в пользу последних, своевременная атака 3-го полка Почетной гвардии по словам Сегюра «открыла императору и остаткам Великой армии дорогу во Францию».

Однако усиление антифранцузской коалиции не позволило императору французов остаться на троне. Последний аккорд был поставлен в 1815 году, положившем начало новой эпохе. Сегюр лояльно воспринял послевоенную реставрацию Бурбонов и продолжил службу, поднимаясь в чинах и титулах. Для ветеранов настало время написания мемуаров. В 1824 году издается книга Сегюра «История Наполеона и Великой армии в 1812 году». Ее нельзя считать научной работой, ведь в мемуары автор всегда вкладывает свое субъективное мнение касательно тех событий, участником или свидетелем которых он стал, а возможно даже просто о них слышал от третьего лица.

Работа Сегюра понравилась далеко не всем. Особенно критически ее оценил Гаспар Гурго, один из заметных ревнителей памяти Наполеона, бывший офицер-ординарец французского императора, спасший однажды тому жизнь, и добровольно последовавший за ним в ссылку на остров Святой Елены. Гурго написал собственную книгу и обвинил Сегюра в чрезмерной патетике, очернении истории и оскорблении покойного императора. Конфликт привел к дуэли, закончившейся легким ранением последнего. Дальнейшего продолжения конфликт не получил.

Ф.П. Сегюр прожил долгую, насыщенную событиями жизнь, оставив после себя немалое литературное наследство, главным из которых для нас остается «История Наполеона и Великой армии в 1812 году». Сочинению Сегюра присуща высокая степень драматизма, где история обернута в яркую повествовательную обертку. Не все из написанного являлось чистой правдой, и в то же время эта работа является памятником эпохи, где под попытками обелить или очернить персонажей, их действия, и случайных или намеренных неточностей в цифрах скрывается сугубо личное видение офицера армии-противника и участника войны 1812 года. И оно остается трудом, где было справедливо сказано о значении сражения при Малоярославце, где автор вложил в уста Наполеона фразу: «Довольно отваги; мы слишком много сделали для славы; теперь время думать только о спасении остатков армии!».

Научный сотрудник музея 1812 года Константин Назаров

16.02.2017 16:40
156

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!