Отец

Мой папа Леонид Петрович Чебурашкин ушёл из жизни сорок пять лет назад, мне тогда быловсего семнадцать. Я была поздним ребёнком. Первого сына мои родители похоронили в 1948 году, когда тому было полтора года. Вот почему они дрожали надо мной. Это выражалось, в частности, в том, что, зная мою впечатлительность, папа мало рассказывал о своём фронтовом периоде — тяжёлых ранениях, гибели друзей и т.д. Обычно об этом времени я узнавала от мамы или бабушки. Например, что отец участвовал в боях за оборону Кавказа. Что фашист выпустил ему в ногу целую обойму из автомата, из-за начавшейся гангрены папе хотели ампутировать ногу, но он умолил хирурга спасти её, вытерпел невероятную боль прижигания.

Ещё папа рассказывал бабушке, а та поведала мне, что ему всю жизнь снился первый молодой немецкий солдат, которого он убил.

Чтобы попасть на фронт, папа подделал в паспорте дату рождения, прибавив себе год.А так как он окончил школу на все пятёрки лишь с одной четвёркой, его направили сперва в Бакинское военное пехотное училище на ускоренные курсы.

Указом Президиума Верховного Совета ССР от 1 мая 1944 года лейтенант Леонид Чебурашкин — командир роты ПТР 34 Отдельной стрелковой бригады был награждён медалью «За оборону Кавказа». После войны ему вручили ещё несколько медалей за боевые заслуги. Но не помню случая, чтобы он хвастался наградами.

После излечения ноги и возвращения в строй отец был вторично ранен — в голову. Его комиссовали и отправили служить в Шаумяновский райвоенкомат города Баку, а позже — в Военный комиссариат Азербайджанской ССР.

У моего отца был прекрасный голос, он мечтал стать оперным певцом. Выучил множество арий на слух по грампластинкам. Не сбылось из-за войны.

20 декабря 1944 года Леонид Петрович Чебурашкин зарегистрировал брак с Надеждой Аркадьевной Щербаковой. Про смерть первенца я уже сказала. А в 1955 году на свет появилась дочь Валентина, то есть я. Меня назвали в память единственного брата моей матери — Валентина Аркадьевича Щербакова, который прошёл Финскую войну, во время Великой Отечественной войны освобождал Польшу, Чехословакию, домой вернулся только в 1948 году и через полгода умер от туберкулёза. Так что я стала светлым лучиком в жизни моих не только родителей, но и дедушки с бабушкой по материнской линии.

В последние годы жизни отец был начальником 3 отдела республиканского военкомата. Он ушёл 21 марта 1973 годав возрасте 49 лет от обширного инфаркта миокарда, не дожив месяца до присвоения ему звания полковника. В своё время цыганка ему предсказала, чтоон умрёт через три года после смерти своей матери. Когда Елена Константиновна скончалась в 1970 году, он очень изменился. До этого он был оптимистом, любил шутить, рассказывать анекдоты на праздничных застольях, а тут стал мрачным, как будто предчувствовал свой близкий конец.

Если свою строгую бабушку Елену я побаивалась, то отца я просто обожала. Знала, что он никогда не подведёт, если что-то пообещает. Я переняла от него музыкальность, любовь к животным, и вообще — ко всем людям. И, конечно, любовь к своей стране: я не только все тридцать лет своей педагогической деятельности занималась патриотическим воспитанием, но и до сих пор пишу песни и стихи о войне и о Родине.

Отец старался всем помочь, поэтому в последний путь его провожало, казалось, полгорода: от офицеров изо всех районов республики и многочисленных друзей до городских нищих, мимо которых он никогда не проходил, не подав милостыни.Его жизнь была примером всеобъемлющего понятия Любви, в которой «сердце ми́лующее», о котором говорил преподобный Исаак Сирин Ниневийский, открыто всем.


Валентина Дроцевич.

Дер. Воробьёво.

Фото Сергея Икрянникова.

14.05.2018 01:25
28