Музейная история

Мы живём в маленьком городе с большой историей. Он стоит «в блеске куполов» и свято хранит своё ратное прошлое.

Осенним октябрьским днём главная улица заполняется бравыми уланами, драгунами и гусарами, за ними следуют пушкари и пехота. И на этой волне мы отправляемся «вперёд, в прошлое» — на историческую реконструкцию Малоярославецкого сражения 1812 года на Ивановском лугу.

Сменяются времена года, а с ними и внешний облик Малоярославца. Одно остается неизменным: все дороги ведут в военно-исторический музей 1812 года, которому уже 79 лет.

Встреча, подарившая радость

Музей 1812 года интересен своей просветительской работой. Люблю его оригинальные выставки, музыкально-поэтические вечера, встречи с замечательными и талантливыми людьми. Вот уже несколько лет храню в памяти историю, которая сыграла в моей творческой жизни немаловажную роль. Вечера поэзии, как известно, в дефиците, поэтому заинтересовалась презентацией сборника стихов Ильи Гудкова, уроженца с. Мосолово, которому исполнилось в тот памятный год 100 лет со дня рождения, и поспешила в музей в надежде услышать что-то свежее, истинное из деревенской лирики.

На столе – книги, рядом в витринах – многочисленные фотографии из семейного альбома и архивные материалы из истории с. Мосолово, что раскинулось на реке Луже под Малоярославцем более 600 лет назад. Село упоминается в духовной грамоте Владимира Храброго как подарок жене Ирине, дочери литовского князя Ольгерда.

Казалось бы, все как всегда. Однако в одной из витрин внимание привлекли дневники. Их было более 20! Человек вёл их всю жизнь. Вот записи подростка. Они сделаны ровным детским почерком. Между записями — аккуратные зарисовки сцен из увиденного спектакля «Ревизор». А вот записи уже старшеклассника, и грамматических ошибок гораздо меньше. Рядом дневник умудрённого опытом человека. Несколько страниц одного из дневников и вовсе заполнены странным почерком: буквы дрожат и наползают друг на друга, строки неровные. Позже узнаю, что написаны строки в электричке.

В окружении акварельных работ дочери Марии, где, как и в лирике отца, воспеты «луга, заречье, малинник молодой, осинник в старой сечи» их села, и состоялась презентация сборника поэзии Ильи Васильевича, приуроченная к знаменательной дате.

Встреча получилась трогательной, эмоциональной, по-семейному тёплой. Вели её дочери Ильи Васильевича – Татьяна и Мария.

Однако меня тянуло к дневникам, мысленно я уже «читала» их. Хотелось знать, как этот сельский мальчонка в далёкие 20-е годы жил и учился, каким был город. В тот вечер уходила со встречи окрылённая разрешением дочерей поработать с дневниками их отца.

Дневники

И сейчас помню обложки этих, большей частью самодельных, дневников, детские рисунки, аккуратные записи, характерные изменения почерка, произошедшие с годами.

В 1921 году Илья Гудков написал, что успешно окончил церковно-приходскую трёхклассную школу и долго упрашивал отца отпустить его учиться в город. Получив, наконец, родительское благословение, он пешком отправился в Малоярославец поступать в школу 2-й ступени. Односельчане назвали плохо одетого и полуголодного паренька, решительно шагнувшего в новую жизнь, «наш Ломоносов». В котомке за плечами — картошка да немного денег на хлеб и оплату угла для проживания. Поселился у хозяйки, место ему отвели за ситцевой занавеской на кухне. Жил впроголодь, одна отрада – занятия в школе. Раз в месяц ходил пешком домой за картошкой и деньгами. Каждый раз одолевал не близкий путь, но не роптал. Меж строк его записей чувствуется тоска по серенькому домику на взгорье, по деду Мокрому, что научил добывать раков да «ловить по отмелям руками голавлей». А когда, видимо, совсем ему голодно было, вспоминал о маминых лепёшках из лебеды и высевок.

Сердце сжималось, когда читала, как Илья рассуждает, что вряд ли отец сможет его долго учить: дома еще семеро по лавкам. Мальчик пишет, что даёт слово много заниматься и сдать экзамены экстерном. И он, действительно, за два года сдаст экзамены за четыре класса.

В 1923 году в дневнике написано, что 15 апреля в Народном доме шёл спектакль «Ревизор». Он очень, очень долго колебался, а потом «с сожалением и угрызением совести» выложил за билет семь миллионов, данные отцом на две недели проживания. Но как он описывает игру московских артистов во время спектакля! Какие рисунки Добчинского и Бобчинского сделал он в дневнике! Мальчик, от природы эмоциональный, с глубоким воображением, очень полюбил литературу, театр, благодаря замечательной учительнице Марии Дмитриевне Сосницкой. Он называет её светоносцем, а её уроки — концертами. В классе стояло пианино, звучала классика, романсы. Она «заразила» их театром, возила в теплушках плохо одетых и обутых ребят в Москву. Она вела их «тропой бескорыстной любви».

В дневнике Илья подробно, явно с настроением, пишет о концертах в местном Народном доме, где он со сцены читал стихи. «Певчих, декламаторов, музыкантов, артистов бывало около 160 человек(!)»

О том времени в стихах он написал: «Вместе пьесы, стихи сочиняли (когда не было их под рукой) и «артистами» выступали в сельском клубе на праздник большой».

В 1925 году Илья с гордостью записывает в дневник, что окончил девять классов и получил от Калужского отдела народного образования путёвку в вуз. Ему 20 лет, он — студент Второго Московского университета (ныне пединститут им. Ленина).

В 1929 году молодой учитель пишет, что направлен на два года в Челябинск. Когда в Мосолове умерли родители, на его иждивении остались три младшие сестры. В 1931 году Илья Васильевич переехал в Москву и четыре года работал во Всесвятской средней школе. Женился. С сочувствием читаешь о долгих скитаниях семьи по углам, о смерти первенца, простудившегося в ветхом жилье, о принятии решения переехать в г. Тушино, где учителю при школе выделили тринадцатиметровую комнату на пять человек, но и ей И. Гудков рад.

Илья и Варвара Гудковы прожили долгую жизнь в любви и согласии. Илья Васильевич всю жизнь учительствовал. Богатства супруги не нажили, воспитывая 10 детей. Однако в дневнике счастливый отец пишет, что «материально нищ, а духовно – несказанно богат».

Убористым почерком, чаще торопливо из-за отсутствия времени, И.В. Гудков вёл свои подробные записи. Вот он пишет, как читал лекции в Московском пединституте и как интересно вести педпрактику студентов. Верный своей профессии, он восторженно признаётся: «Какое это счастье – учить детей прекрасному».

Илья Васильевич воевал в годы Великой Отечественной войны, награждён медалью «За оборону Москвы». Когда был комиссован, вернулся в школу, где занятия проходили в «неотапливаемых помещениях, чернила застывали и карандашами писали сочинения на патриотические темы». Очень подробно учитель пишет о почётных гостях литературного кружка — поэте Николае Тихонове, подарившем книгу «Майское утро», пушкинисте А.И. Гессене, мастере художественного слова Д. Журавлёве, писателе-фронтовике И. Падерине, авторе романов «На главном направлении», «Когда цветут камни». Кружковцы собирали книги для сгоревших школ Подмосковья, тёплые вещи для фронта, выступали в госпиталях. Вот строки из письма фронтовика учителю Гудкову: «Проходя по дорогам сражений, неизменно несу с собой том Пушкина, своими стихами он придаёт мне бодрость, обостряет во мне любовь к поэзии и патриотические чувства».

Илья Васильевич — заслуженный учитель РСФСР, однако пишет, что каждый день «за ступенью ступень шагает к вершинам знания», ведя за собой молодёжь. Он шутил, что учитель 1 сентября и светоносец, и цветоносец. Будучи сам в годах в этот день он поздравлял коллег-пенсионеров и разносил им цветы по домам. Об этом Илья Васильевич тепло и с юмором рассказал на страницах очередного дневника. При этом сетовал, что совсем нет времени и поэтому подолгу не брал в руки свою заветную тетрадь.

В 1966 году, ведя запись знаменательных дат, Илья Васильевич написал: «Ромену Роллану — 100 лет. Перечитываю. Как мало мною за перегруженные учительские годы прочитано хороших книг».

17 октября 1975 года его пригласили на районную комсомольскую конференцию в Малоярославец. В электричке записал: «Старость меня дома не застанет. Я – в дороге, я – в пути!» Илья Гудков, ровесник Корчагина, оставался в строю, у него не было «времени сутулиться, стареть».

28 ноября 1975 года наш герой получил письмо краеведа Н. Дмитриева из Малоярославца: «Нам, Совету ветеранов, приятно, когда печатается материал о наших земляках–комсомольцах, поэтому отнесли в редакцию газеты «Маяк» Вашу биографию и отрывок из Вашей поэмы».

В этом же году на кафедру методики русского языка Московского пединститута для заслуженного учителя РСФСР И.В. Гудкова пришло письмо от учеников 9 класса Кудиновской средней школы с просьбой поделиться воспоминаниями о Малоярославце 20-х годов. В дневнике он шутливо пишет, что как-то сразу вспомнился монолог Пимена из пушкинского «Бориса Годунова»: «На старости я сызнова живу. Минувшее проходит предо мною, волнуясь, как море-океан». На этом, к сожалению, дневниковые записи, представленные на выставке, закончились. А впечатление о судьбе деревенского пастушка, ставшего замечательным педагогом, поэтом, любимым отцом большой дружной семьи, уважаемым человеком осталось на долгие годы.

Корни и крона

Дети Ильи Васильевича и Варвары Ивановны боготворили их за внимание и заботу. Они запомнили на всю жизнь домашние литературно-музыкальные вечера, семейные торжества, полные духовного общения. В своих семьях потомки Гудковых следуют этим традициям и по-прежнему ценят больше те подарки, которые сделаны своими руками.

Нет ничего удивительного в том, что дети, а затем и внуки, стали преемниками Ильи Васильевича. Старшая дочь Татьяна Ильинична – заслуженный учитель России, словесник. Другая дочь — Светлана Ильинична — учитель начальных классов, отличник народного просвещения РСФСР, внучка Яна – тоже педагог.

Гудковы — это библиограф и программист, юрист и психолог, культуролог и технические работники, многие из них — поэты и художники. Все учились в школе у папы, обожали Пушкина, Есенина, увлекались литературой. Он читал им и свои стихи, они знали их наизусть и любили, ведь писал он про родное село, уезжая из которого, верил, что вернётся вновь: «Вот где с Родиной-матерью связь, вот где сердце навеки с Россией». Осень в Мосолово «хороша, Есенинская, русская такая!». Там «небольшой глубокий омут Левитана кисть напоминает», а облака — совсем не облака, из их причудливых очертаний «вырастает кудрявый Пушкин». Старшее поколение Гудковых передало свою любовь к селу, земле детям и внукам. Их род никогда не прерывал связь с малой родиной.

Илья Васильевич каждый год привозил в Мосоловскую библиотеку книги. Будучи на пенсии, учитель давал уроки в местной школе, читал лекции от общества «Знание» в деревенском клубе о великих русских писателях, о литературе, о русском языке.

Дочь Мария Ильинична – живописец. В своём творчестве она воспевает родное Мосолово.

Дети подарили Илье Васильевичу и Варваре Ивановне 18 внуков и более 10 правнуков. Один из внуков Ильи Васильевича, его тёзка, присягнув на верность Родине, воевал в «горячих точках».

Потомки учителя заботятся о том, чтобы село жило, не угасало, они съезжаются, чтобы участвовать в жизни малой родины. Гудковы приняли самое активное участие в восстановлении церкви Преображения Господня в Мосолово, которая была закрыта в 1958 году, разорена, пострадала от пожара. Сейчас там идёт служба. Гудковы общими усилиями помогли сельской библиотеке в ремонте. Ежегодно в августе потомки Ильи Васильевича и Варвары Ивановны спешат в родовое гнездо на праздник села. Они верят: у Мосолова есть будущее!

Всё в нашем городе пропитано памятью о событиях 1812 года. И в этой истории есть корни того героического времени. Дело в том, что род Гудковых крестьянствовал, в 1812 году защищал родную землю от наполеоновских войск. Муж Марии Ильиничны Гудковой — Андрей Николаевич Бородулин – потомок дворянина подполковника Лебле из Селенгинского пехотного полка, который участвовал в сражениях при Тарутине и Малоярославце.

Интересно все-таки переплетаются нити человеческих судеб. В исторической памяти всегда живет память семейная. И эта музейная история тому подтверждение.

Татьяна ЖИДКОВА

Фото из архива Гудковых.

25.09.2018 10:45
35