Работа в ИВС – не женское занятие. Однако…

Изолятор временного содержания (ИВС) – не самое, мягко скажем, подходящее место работы для молодой красивой женщины. И как только ИВС не называли ранее – каталажка, кутузка, холодильник, холодная, подвал. Но именно здесь, в этом весьма специализированном подразделении, уже 15 лет несет службу капитан полиции Оксана Анатольевна Письменская. Пришла она на службу в звании сержанта милиции. За время службы показала себя как прилежный и ответственный сотрудник и в 2014 году была назначена на должность заместителя начальника ИВС. После 15 лет службы Оксана Анатольевна признаётся, что в другой сфере деятельности себя не представляет.

Многие думают, что изолятор временного содержания почти тюрьма. И у многих, вероятно, возникает вопрос, чем ИВС отличается от тюрьмы. ИВС – это не тюрьма. ИВС обеспечивает содержание под стражей подследственных и подсудимых на время досудебного и судебного следствия, а также осуждённых – до перевода к месту заключения. Но это, наверное, самое строгое подразделение в ОМВД России по Малоярославецкому району.

На сегодняшний день в штате этого подразделения состоит 14 человек, их них четыре женщины, включая Оксану Анатольевну и фельдшера. В служебной деятельности ИВС без сотрудников женщин здесь обойтись нельзя. В соответствии с законодательством производить личный досмотр и обыск поступающих женщин могут осуществлять только сотрудники женщины.

О контингенте, содержащихся под стражей, о женщинах, о несовершеннолетних и других категориях поговорим чуть позже.

А сейчас об Оксане Анатольевне

Родилась в Ташкенте. Помимо неё в семье ещё младшие брат и сестра. Из родных и близких никто не имел никакого отношения к правоохранительным органам. Желание служить в милиции пришло к Оксане Анатольевне не сразу. Когда ей было 14 лет, семья переехала в город Белореченск Краснодарского края. Закончила Адыгейский государственный педагогический университет. Учителем работала семь лет. А затем устроилась в охрану инспектором детской воспитательной колонии.

Работа в колонии была трудна и многому научила. Её всегда тревожила судьба подростков. Положительного образца в семье, где воспитывались, как правило, не было никакого. Оксана с грустью замечает, бывало, спросишь у поступившего 14-15-летнего парня, будем в личное дело вписывать имя и фамилию мамы, а тот ответит: «Незачем… Мамка всё равно пьёт и никогда на свиданку не приедет». Какими ребята придут после освобождения и где гарантия, что снова не совершат преступления? Были и такие, кто прямо говорил, что зона для них как дом родной. А этот мир – чужой, ведь в местах заключения всё ясно и понятно: есть нехитрая еда и занятие. Где они смогут найти работу и источник дохода в мирной, нормальной жизни, для многих – неразрешимый вопрос.

Малоярославец

В 2006 году Оксана переехала к маме в Малоярославец. С этого времени и по сей день она служит в таком весьма специализированном подразделении, любит свою специальность. Служба в полиции обеспечивает стабильность и социальные гарантии.

За это время через изолятор прошли тысячи людей. Немало лиц, употребляющих наркотики, болеющие туберкулёзом, ВИЧ-инфицированные, несовершеннолетние, лица, злоупотребляющие алкоголем. Одним словом, контингент не из приятных, зачастую непредсказуемый, и неизвестно, что от них можно ожидать через минуту, на следующий день. И с ними каждый день Оксане приходится работать. Однако нужно действительно любить эту работу.

«Да, контингент непростой, – рассуждает Оксана. – Ну, а где легко работать? Зато сколько судеб мимо меня прошло. Было с кем поговорить, вникнуть в непростые жизненные ситуации ранее незнакомых тебе людей. Кого-то приходилось и воспитывать. Если несколько перефразировать высказывание «отсутствие новостей – тоже новость», то получится «отрицательный опыт – тоже опыт».

Срок меньше, гонора больше

При поступлении в ИВС всё начинается с досмотра и личного обыска. Изымаются все предметы, запрещенные к хранению – вплоть до шнурков от ботинок, заполняется анкета, проводится дактилоскопирование, под роспись человек предупреждается об ответственности за побег, осмотр врача относительно состояния здоровья и – в камеру. Одновременно сотрудники ИВС знакомятся с фабулой уголовного дела поступающего, решаются вопросы задержанного, касающиеся передач, свиданий с родственниками, телефонных звонков, в том числе адвокату и следователям.

Оксана Анатольевна рассказывает, что люди в первые часы пребывания в ИВС ведут себя по-разному. Ранее неоднократно судимые граждане сохраняют спартанское спокойствие. Те, кто попадают сюда в первый раз, порой находятся в шоковом состоянии. Несовершеннолетние зачастую плачут. Часто приходится их успокаивать, как матери. Кто-то начинал ругаться и распускать руки. Тогда на помощь зовут коллег. А привлекаемый впервые за банальную кражу – хорохорится и чувствует себя чуть ли не героем.

В изоляторе не должно быть места жалости. Тем более, когда основной поток задержанных имеет шлейф тяжких, порой особо тяжких преступлений. Однако кого-то бывало по-человечески жаль. Необходимо быть одновременно и спокойным, и рассудительным, и корректным, и терпеливым, и стрессоустойчивым. Случалось, конечно, слышать угрозы в свой адрес.

Оксана Письменская — хорошая мать и хозяйка

А ведь у Оксаны Анатольевны двое детей. Сын Даниил ученик 10 класса. В будущем он собирается стать инженером-конструктором. А сын Артём ученик 4 класса, мечтает работать в правоохранительных органах и, как он говорит, ловить преступников. Отговаривать мальчишек от их мечты она не будет, время всё расставит на свои места.

В доме чистота и порядок, любит готовить, печь пироги и всякие изыски. Прилегающая к дому территория в теплое время года утопает в цветах и декоративных кустарниках.

И всё это она создаёт после рабочего дня, который проходит в суете, после того, как она в качестве конвойного сопровождает заключённых на следственные действия или выезды в суды. Иногда подозреваемые пытаются покончить с собой или нанести вред здоровью, пытаются порезать вены. За время службы Оксаны Анатольевны были случаи предотвращения суицида заключенных путем повешения, которые к счастью были предотвращены.

Особое содержание

Как уже говорилось, подозреваемых и обвиняемых женщин могут досматривать только сотрудники-женщины. Бывает, что они имеют при себе малолетних детей. Для них и для беременных женщин, создаются улучшенные материально-бытовые условия, организуется специализированное медицинское обслуживание и устанавливаются повышенные нормы питания и вещевого обеспечения, определяемые Правительством Российской Федерации.

Не допускается ограничение продолжительности ежедневных прогулок. Не может быть применено в качестве взыскания водворение в карцер. В случае необходимости может быть возбуждено в установленном законом порядке ходатайство о временной передаче ребёнка родственникам или иным лицам, либо в детское учреждение.

Но это уже другая история.

Оксана Анатольевна желает всем крепкого здоровья, мира, благополучия и никогда не попадать в изолятор временного содержания.

Людмила ТКАЧ.

21.12.2018 11:30
32