О редакторе газеты

В этом году газета «Малоярославецкий край» отметит свой 25-летний юбилей. Это хороший повод вспомнить о её редакторах. В их череде и Галина Евгеньевна Малашенко, у которой сегодня юбилей личный.

У всех муниципальных газет есть общее болезненное родимое пятно: при достаточно узком по территории и численности круге читателей, но разнообразии их информационных и духовных потребностей, хоть как-то угождать им всем очень сложно. И как бы кто ни отзывался о местной газете, она всё равно будет выступать важнейшим источником местных новостей и формирования общественного мнения. В этих условиях роль редактора является козырной. В отличие от руководителей других муниципальных предприятий и учреждений, работодателем которых является глава администрации города, редактора газеты принимает по конкурсу как бы коллективный работодатель в лице Городской Думы, избираемой населением.

Г.Е. Малашенко родом из г. Котласа Архангельской области. В 1970 году закончила Московский литературный институт им. А.М. Горького по специальности литературный работник (по сути это и есть редактор или замредактора газеты) и переводчик с молдавского языка.

Через три года после учёбы работала референтом Молдавского Общества дружбы и культурных связей с зарубежными странами. В позднюю перестройку конца 1980-х годов в Кишиневе и республике в целом творилось очень много похожего на то, что в последнее время происходит в Киеве и по Украине. Там достаточно свободно действовали посланцы фонда Сороса, который проплачивал антисоветские и антирусские акции. Тяжело приходилось работникам русскоязычных изданий. Хорошего журналиста, сатирика, сильного, красивого мужчину Петра Ширяева из «Вечернего Кишинёва» убили. Ещё один журналист был избит в том же сквере и через две недели умер в больнице. Парень с девушкой шли после концерта, смеялись и говорили по-русски, к ним подошли трое, он был тоже избит и тоже умер в больнице.

Шла острая идеологическая борьба: националисты выдавливали русскоязычных со всех значимых постов. Собственно, в тот период русскому в Молдавии было сложно устроиться на любую работу. В свою очередь журналисты русскоязычных изданий, объединив усилия, стали продвигать на выборах своих кандидатов в республиканский парламент. В то время Г.Е. Малашенко была главным редактором столичной электронно-световой газеты, два больших экрана которой были установлены на площадях, где проводили свои митинги националистически настроенные люди. Как-то срочно вызвали в кишинёвский горком партии, возле которого собралась толпа националистов, скандировавших: «Малашенко жос!» («Малашенко долой!»). «Когда я прибыла к горкому, его сотрудники хотели провести меня в здание через запасной вход, где не было митингующих, но я настояла и мы прошли мимо них. Здесь на совещании с участием партработников, делегатов от митинга, моим, националисты предъявили мне претензии, что газета неправильно подаёт информацию о кандидатах в депутаты-молдаванах, зажимает их по сравнению с русскоязычными. Но после того, как я представила соответствующие документы и оттиски на русском и молдавском языках, вопросы были исчерпаны. Я предложила им извиниться, националисты, конечно, этого не сделали, но разошлись мы миром. В результате на выборах победили в том числе и кандидаты — представители русскоязычного населения.

Потом в Молдавии стала действовать неофициальная команда — руководителями СМИ, других важных организаций могли быть только молдаване. Руководством вышестоящей организации мне было предложено поменяться местами с заместителем редактора газеты — молдаванкой. Правда, с сохранением редакторской зарплаты. Но я отказалась и ушла».

Далее Галина Евгеньевна работала в секретариате газеты «Советская Молдавия», которая печаталась по ночам. Журналистка издания, органа ЦК Компартии, Валентина Ушакова подготовила материал, разоблачающий проделки министра внутренних дел Молдавии, который в том числе негласно поддерживал гонения против русскоязычного населения. Выпуск этого номера пришелся на дежурство Малашенко. Понятно, что участие в выпуске того номера газеты ни для кого не могло закончиться беспроблемно. Она рассказывает, как готовилась к самообороне: приобрела кислоту и даже баллончик со слезоточивым газом. «Эта ночь была страшной! Когда газета была отпечатана, меня в два часа ночи отвезли домой на редакционной машине. Я поднялась в квартиру, а через некоторое время слышу, что дверь снаружи кто-то пытается открыть, подбирая ключи или отмычки. В волнении от неловкого движения у меня упали и разбились банки, приготовленные для консервации, видимо, шум падения услышали в коридоре, т.к. оттуда донеслись убегающие шаги. После этого газету «Советская Молдавия» на русском языке закрыли, а нас уволили и дали пособие по безработице. Затем предложили поработать ответсекретарём в газете «Молодёжь Молдавии» (это республиканский вариант «Комсомолки»). После выхода нескольких номеров нам отказали в распространении газеты по подписке, работали только в розницу. Здесь собрались лучшие русскоязычные «перья» республики, которых выдавили из национальных изданий. Тираж резко пошёл вверх, но из-за одного казуса закрыли и эту газету. Мы ходили в парламент и сами предложили, чтобы редактором поставили молдаванина Николае Рошку, который был двоюродным братом руководителя исполкома Народного фронта Молдавии. Это был наш тактический шаг. Назначение состоялось, газета снова стала печататься. Я уже была заместителем редактора, когда в газету пришли солидные деньги из фонда Сороса, эквивалентные примерно 100 тыс. долларов США, с рядом условий, одним из которых было убрать Малашенко с агитационно-пропагандистского направления газеты. Так я стала юридически числиться заместителем главного редактора по вопросам коммерции, но фактически сохранив функции политического формирования газеты. Со временем, естественно, негативно сказалась полученная редакцией большая финансовая поддержка. Деньги нужно было отрабатывать. Этот факт многих не устроил, став поводом для увольнения из редакции. Ушли, как говорится, в никуда.

Работы не было. Пришлось открыть свою турфирму. Возили людей в Болгарию, Румынию, Польшу, где они продавали, покупали товар. Выживали как могли. Кто работал с нами, выстояли в то тяжелое время. Иные спивались, бомжевали, даже добровольно уходили в мир иной. Это было время драм и трагедий. Со временем, в том помогла интуиция газетчика, поняла, что эпоха шоп-туров подходит к концу. Жить в Молдавии становилось всё сложнее и сложнее. Пришлось всё продать и уехать в Малоярославец к родственникам (что же получилось: из Молдавии выдавили русских, а теперь многие десятки и сотни тысяч молдаван едут в Россию на заработки! – А.И.).

Муж согласился на переезд, поставив одно условие, — больше никаких газет! Я полгода продержалась, но потом все же стала внештатным корреспондентом «Маяка». Меня удивляло, что в газете много внимания уделялось публикациям цифровых данных о надоях молока, преобладали «сводки с полей». Мне виделось издание мертвым. В Малоярославце после Кишинёва было всё тихо, мирно. Можно было говорить на русском и никто на тебя за это не нападет. Это было счастье! Когда редактором «Маяка» назначили Ю.К. Георгиевского, работала при нём ответственным секретарём. Случалось разное, но мы общий язык находили.

Перейти в «Малоярославецкий край» мне предложила Глава города Л.И. Горохова. Вопрос был вынесен на Думу, депутаты меня поддержали. Так я стала работать заместителем редактора С.В. Позднякова. Отношения были служебные. Много внимания нами уделялось работе с молодыми кадрами. На этой волне в редакцию пришла и восемнадцатилетняя Катя Фомичёва. По её первым материалам стало ясно, что способности есть, но с ней, естественно, надо работать. Убедила редактора, приняли в штат. Потом Екатерина поступила в полиграфический колледж, а после в Московский государственный университет печати. Когда закончила его, ушла из «Малоярославецкого края», перейдя в обнинскую газету.

Г.Е. Малашенко проработала в «Малоярославецком крае» шесть лет, из которых пять – редактором. В этой деятельности были и достижения: тираж стал значительно выше, «когда почта резко повысила оплату за доставку, первыми в городе применили способ приблизить газету к подписчикам, что позволило избежать наценки за доставку и поддерживать тираж» В газете появились новые рубрики, ряд из которых сохранились по сей день.

Я полгода работал у неё в штате корреспондентом и ещё несколько лет внештатником. Было опубликовано несколько моих журналистских расследований по острейшим вопросам экологии и благоустройства. Появилась специальная колонка «Фотофакт», в которой печатались фотографии нарушений правил благоустройства с указанием адресов и виновников. Сейчас аналогичная колонка выходит под названием «Штрихи благоустройства».

Оценку газете давали, дают и будут давать читатели. И здесь может быть самый широкий диапазон мнений. А сейчас мы, сотрудники редакции, поздравляем своего в прошлом редактора Галину Евгеньевну с юбилеем и желаем ей всего наилучшего.

Александр Исаченко.

Фото из личного архива Г.Е. Малашенко.

15.03.2019 10:45
25