Генерал железных дорог

Бирюков Виктор Ефимович (1912-2015) – советский железнодорожник, заместитель председателя Госплана СССР. 70 лет трудового стажа в транспортной сфере, в т.ч. 24 г. в Госплане СССР. В первом периоде войны начальник железнодорожного депо «Малоярославец», в 1954-1963 гг. главный инженер Московской железной дороги. Внёс значительный вклад в строительство Байкало-Амурской магистрали. По оценке экспертов, архитектор системы государственного планирования единой транспортной сети СССР. Удостоен орденов Ленина, Октябрьской революции, Трудового Красного Знамени, «Знак Почёта», Отечественной войны II ст., медали «За оборону Москвы» и др.

В 2004 г. вышла книга воспоминаний В.Е. Бирюкова «Жизнь особого назначения», в преамбуле которой президент ОАО «Российские железные дороги» Г.М. Фадеев отметил: «Многие деятели железнодорожного транспорта ярко проявили себя и в других областях народного хозяйства страны. Среди них Виктор Ефимович Бирюков, начавший свой трудовой путь с железной дороги и ставший заместителем председателя Госплана СССР… Представить его многогранную деятельность сегодня сложно, но необходимо, чтобы этот богатый исторический опыт отразился в делах нынешних».

В начале 1930-х годов семья Бирюковых переезжает в Калугу, где его назначили инженером технического бюро паровозного депо. В марте 1934 г. он призван в Красную армию и направлен в 24-й строительный полк формирующегося строительного корпуса в г. Елец. Затем в составе полка убыл на Дальний Восток. В 1935 г. в Хабаровске участвовал в олимпиаде Особой Краснознамённой Дальневосточной армии, в частности, в состязаниях по футболу и прыжкам в высоту. По прыжкам занял III место, в качестве приза из рук командующего армией В.К. Блюхера получил фибровый чемодан. В декабре 1937 г. назначен начальником Калужского отделения паровозного хозяйства. «На петлицах форменного костюма красовались две большие звезды, а это означало – высший командный состав».

«В феврале 1941 г. назначили начальником паровозного депо «Малоярославец»… День начала войны 22 июня 1941 г. застал меня в Малоярославце… Депо обслуживало главное направление Москва – Брянск – Киев и обеспечивало перевозки мощными паровозами серии «ФД»… Положение на предприятии было тяжёлым… Незадолго до моего назначения депо было объявлено аварийным, т.к. половина паровозного парка стояла в ожидании ремонта из-за предельного проката бандажей. Перевозки не обеспечивались, и передо мной была поставлена задача в самый короткий срок выправить положение с ремонтом паровозов… Руководство депо при активном участии общественных организаций и инженерного состава разработало и реализовало организационно-технические мероприятия… Была укреплена производственная дисциплина… Управление дороги направило в депо выпускников транспортных институтов. Молодые инженеры Н. Волков, А. Ходжай, А. Дралов, И. Сухарулидзе дали согласие работать непосредственно в цехах по ремонту паровозов. Сплав знаний молодых специалистов и опыт мастеров-практиков Базылева, Адарченко, Унтова, Атарика и других позволили создать замечательные производственные коллективы ремонтников. За март – июнь 1941 г. были ликвидированы перепробеги от промывки до промывки, налажен подъёмочный ремонт паровозов. В июле план подъёмочного ремонта был перевыполнен, а в августе достигнут рекорд – отремонтировано 12 паровозов… За перевыполнение показателей работы коллективу было присуждено Красное Знамя Наркомата, и многие участники соревнования награждены почётными знаками и денежными премиями…

Начальный период войны для нас был характерен большим объёмом перевозок, связанных с эвакуацией оборудования фабрик, заводов, населения в восточные районы страны… В короткие сроки резерв паровозов был перебазирован на подмосковные станции. Эта операция преследовала две цели: уберечь паровозы от налета вражеской авиации и, пожалуй, самое главное – сохранить кадры паровозных бригад, ремонтников и их семьи… Несмотря на категорический запрет руководителей райкома партии вывозить оборудование депо, чтобы, по их мнению, «не создавать панику», мы в ночное время подавали в депо порожние вагоны, загружали их снятыми с фундамента станками, оборудованием, материалами и запасными частями. К октябрю отправили десятки вагонов…

К концу сентября и началу октября вражеская авиация активизировала налёты на Малоярославец и железную дорогу до станции Сухиничи, поэтому движение поездов в дневное время пришлось прекратить… 12 октября в 3 часа 30 минут утра немецкие самолёты появились над территорией станции и, конечно, бомбили прежде всего депо. Прямым попаданием были разрушены здание, механический цех, поворотный круг. Были убитые и раненые, воздушной волной меня отбросило на десятки метров от поворотного круга, контузило, я потерял сознание и очнулся уже в здравпункте станции.

К наступлению немцев на Малоярославец в середине октября на территории станции оставались только действующие горячие паровозы. Все запасные локомотивы с бригадами и их семьями находились в пути на Дальний Восток. Таким образом, нам удалось сохранить кадры, семьи наших работников. Перебазировать весь паровозный парк и оборудование от линии фронта вглубь страны. Правильность и дальновидность этой операции полностью подтвердились, когда коллектив работников вместе с паровозами и оборудованием возвратился в депо в феврале 1942 г.

В середине октября 1941 г. мы стали свидетелями тяжёлого положения частей КА, находящихся на участке военных действий Медынь – Малоярославец. Отступление было настолько быстрым, что возникла срочная необходимость эвакуации населения и спасения всего, что находилось уже на колёсах. 15 октября нам удалось сформировать состав из последних … вагонов и паровозов… В крытых вагонах-теплушках разместили семьи железнодорожников, не успевшие эвакуироваться… Состав замыкали платформы, загруженные секретной военной техникой. Они были укрыты брезентом и охранялись специальной воинской командой.

Поезд был готов к отправлению. В это время мы заметили колонну танкеток и мотоциклистов, пересекающую ж.д. переезд по направлению к Малоярославцу. Медлить было нельзя.* Я дал команду на отправление поезда. Но состав стоял на месте. В считанные секунды я был у паровоза, на мой вопрос: «Где машинист?» — помощник машиниста ответил: «Машинист побежал домой, с отцом проститься, старик отказался уезжать». Минута могла стоить жизни.

Я решил сам встать за правое крыло паровоза и спасать готовый к отправлению поезд. Длительный прощальный гудок известил, что мы покидаем станцию организованно, с чувством исполненного долга. Однако вскоре выяснилось, что, отъехав 5 км от станции, на перегоне Малоярославец – Шемякино потерпел аварию отправленный впереди нас поезд… К счастью, в нашем составе находился восстановительный поезд с необходимой техникой, тракторами и подъёмным краном. В самый короткий срок его коллектив во главе с начальником Уточкиным расчистил путь и дал возможность продвигаться нашему составу. Находясь на месте аварии, мы услышали сильнейший взрыв – это оставшаяся на станции воинская команда, выполняя приказ, подорвала здание паровозного депо. Только тот, кто пережил такие минуты, может понять меня. Когда видишь подобные события в художественных фильмах, трудно поверить в их реальность. Но это было. Сняв головные уборы, мы склонили головы, как при смерти живого человека, выразили горечь утраты дорогого нам предприятия. Сколько усилий, трудов, сколько любви было вложено в родное депо, и вот его нет…

16 октября 1941 г. наш состав… прибыл в Москву и влился … в Военно-эксплуатационное отделение 37… Я был назначен начальником паровозо-вагонного отдела ВЭО-37 и одновременно командиром батальона, состоящего из рабочих паровозного и вагонного депо. Все батальоны были переведены на казарменное положение, вооружены и получили армейское обмундирование… Начавшееся в декабре наступление сразу изменило положение… 23 декабря мы получили задание о перевозке десятка эшелонов дивизии Латышских стрелков. В ночь перед католическим Рождеством 25 декабря последние эшелоны латышской дивизии выгрузились на станции Бекасово и заняли наступательные позиции для освобождения Нары. Мы стали свидетелями наступления Латышских стрелков, в результате которого с большими потерями Нара была освобождена… По приказу начальника ВЭО-37 в конце января я опять принял на себя руководство депо «Малоярославец». Оно обслуживало паровозами от Москвы до освобождённых Сухиничей и требовало срочного восстановления, укомплектования кадрами паровозных и ремонтных бригад. Здание депо, поворотный круг, все служебные помещения были разрушены, главное затруднение мы испытывали из-за нехватки кадров всех профессий, т.к. большинство работников были эвакуированы вместе с паровозами и оборудованием. Через НКПС стало известно, что [наши] паровозы с закреплёнными бригадами работали в Сибири… Было получено распоряжение о возвращении паровозов к месту приписки… В течение полутора-двух месяцев нам возвратили весь паровозный парк…

Разрушения депо были очень серьёзными… Каждый из нас думал, сколько потребуется лет, чтобы восстановить депо. Но жизнь настойчиво требовала немедленно приступить к решительным действиям. Мне вспоминается, что первым восстановленным объектом была баня с котельной установкой и пущенным в действие водоснабжением. За месяцы оккупации народ истосковался по элементарным человеческим удобствам, и как только узнали о том, что открыли баню, потянулись семьями. Пришлось немедленно установить очередность, выдать входные билеты на определённое время.

Восстановление депо проходило очень сложно… Большую помощь… оказали работники Московского паровозного отделения… Прибыли строительные подразделения НКПС, которые в короткие сроки помогли нам возродить депо… За восемь месяцев 1942 г. в депо обеспечивался текущий и промывочный ремонт паровозов, что позволило выполнить необходимые перевозки, связанные с наступлением наших войск на юго-западном направлении. Большим событием для работников ВЭО-37 стало награждение отличившихся орденами и медалями. Мы были приглашены в Кремль, где М.И. Калинин вручал государственные награды участникам освобождения Подмосковья от фашистских захватчиков. В числе награждённых был 31 железнодорожник. Из рук М.И. Калинина я получил орден Ленина и выступил с благодарностью правительству за высокую награду».

*P.S. Представляется, что эта тревога была ложной. Соседний Боровск был оккупирован 14 октября, но он расположен в стороне от железной дороги. Гитлеровцы начали оккупацию Малоярославца 18 октября и по Варшавскому шоссе, но не со стороны Боровска. За врага в спешке были приняты какие-то наши мотоподразделения.

Александр Исаченко.

23.07.2019 10:35
408