«Порох не пудра, коса не тесак»

Русская военная прическа от Полтавы до Малоярославца.

Внешняя сторона военной атрибутики эпох XVIII – XIX вв. прочно связана у нас с богатым разноцветьем мундиров и развивающихся шелковых знамен, разнообразием шляп, киверов и перьевых султанов. И порой среди всей этой пестрой атрибутики и мишуры теряется еще один отличительный маркер тех времен — военная прическа.

Отсчет регламентирования военной прически в России начинают вести от Петра I и его реформ. Тогда армия окончательно переодевается в европейское платье и перенимает порядки, заведенные в шведских и саксонских войсках. В это время солдаты и офицеры носят довольно длинные волосы до плеч, обычно в распущенном виде и с остриженным лбом. Офицеры высоких рангов иногда надевали пышные парики. Также волосы могли собираться в короткий хвост — подкосок, длиной чуть ниже основания воротника, оформлявшийся лентой. Активно начинают носить подстриженные усы (как у царя), которые чернили фаброй — косметической мазью из сала, воска и сажи.

К середине XVIII в. к собственным волосам для смотров и парадов начинают привязывать длинную (до середины спины) искусственную косу, имевшую в основании проволоку. Тогда же появляются букли – кудри над ушами, завивавшиеся с помощью бумажных папильоток – бигуди тогда еще не изобрели. Самым большим неудобством того времени было пудрение головы. Кинематограф, посвященный XVIII в., заставил нас думать, что солдаты носили белые парики. Это не так. В действительности это были собственные волосы, которые покрывались водой, квасом или вакс-помадой из свечного сала, после чего голова обсыпалась мукой. Военная мода мирного времени, в первую очередь в двух столицах, была безжалостна, и лишь во время военных кампаний солдаты не пудрились и не носили привязанных кос – даже строгое начальство понимало, насколько это непрактично. Гренадерам полагались усы, расчесанные кверху и с узкой полоской, выбритой под носом, и бакенбарды.

Во второй половине 1780-х гг., с началом военной реформы князя Г.А. Потемкина по войскам пронесся вздох облегчения. Кафтаны становятся шире, а на ноги надеваются не стесняющие движения панталоны. Меняется и прическа. Она становится короче. Волосы солдатам начинают стричь в кружок или, как бы мы сказали, «под горшок». «Завивать, пудриться, плесть косы — солдатское ли это дело; у них камердинеров нет. На что ж букли? Всяк должен согласиться, что полезнее голову мыть и чесать, нежели отягощать пудрою, салом, мукою, шпильками, косами. Туалет солдата должен быть таков: что встал — то готов», — писал Светлейший князь Потемкин-Таврический. Старые порядки сохранялись лишь в гвардии, которая к тому моменту не воевала уже более полувека.

Но вот в 1796 г. умирает Екатерина II, и ее нелюбимый сын, император Павел I, проводит новую военную реформу. Появляется удобная шинель, ужесточается контроль над нерадивыми офицерами, изнежившимися в екатерининскую эпоху. Но униформа становится похожей на прусские образцы тридцатилетней давности, а вместе с ними возвращаются и старые прически. Густые бакенбарды, как нечто «якобинское» и «французское», запрещают. Армия встретила мундирную и организационную пруссоманию с раздражением. «Пудра не порох, букля не пушка, коса не тесак, и я не немец, а природный русак». Это яркое выражение приписывают А.В. Суворову. И во время Итальянского похода 1799 г., ставшего первой крупной кампанией против французов, знаменитый полководец велит своим солдатам от всех этих ненужных красивостей избавляться.

В 1801 г. трагично оборвалась и павловская эпоха. На престол взошел Александр I. И хотя все ждали, что стремительно вернутся порядки «как при бабушке», сиюминутно этого не произошло. Но все же мундир меняется, а пешие войска вновь переодеваются в удобные панталоны и сапоги взамен кюлот, штиблет и башмаков, буквально душивших ноги. Отрезаются букли, вновь становятся популярными бакенбарды. Но подкоски и пудрение головы сохраняются. Так, в ночь накануне сражения при Аустерлице (2 дек. 1805 г.) Кавалергардский полк, остановившись недалеко от поля будущего боя, начал готовиться к смотру, чиститься и пудриться. Они еще не знали, что ждет их на следующий день. Гвардия вновь, как в петровские времена, покроет себя славой, но сражение окончится катастрофой.

И вот наконец, в 1807 г., солдаты отрезали подкоски, а через два года была упразднена и пудра. Офицеры носили волосы средней длины, было популярно зачесывать волосы на лбу и висках вперед, реже — назад, а также взбивать хохолок – «кок». Нижние чины начинают стричься очень коротко, под гребенку. Особенно это касалось рекрутов, которым выбривали лоб. Если рекрут оказывался дурным и дезертировал, то случайные прохожие, заприметившие неизвестного, коротко остриженного человека, могли сообщить куда полагается.

Растительность на лице в это время меняется не сильно. Усы у гренадеров становятся сплошными и более густыми, как и бакенбарды. Егерям, мушкетерам и артиллеристам усы не полагаются. Также усы носят нижние чины кавалерии. В командном составе усы полагались только офицерам гусарских и уланских полков. Стоит отметить, что все эти требования зачастую неукоснительно соблюдались лишь в мирное время. Во время тяжелых кампаний 1812-1814 гг. даже генеральские адъютанты, не говоря уже о младших офицерах, нередко отпускали усы. «Тогда пехотным и артиллерийским офицерам не полагалось носить усы, но многие по своей фантазии их запустили. Начальство смотрело на всё это снисходительно», — писал артиллерийский подпоручик Н.Е. Митаревский о событиях октября 1812 года. А вот бороды в регулярной армии были запрещены – их носили только ратники ополчения и казаки.

Материалы подготовлены сотрудниками Малоярославецкого военно-исторического музея 1812 года.

11.10.2019 11:45
54