Во время оккупации - Газета Малоярославецкий край. Официальный сайт

Во время оккупации

Некоторое время назад довелось участвовать во встрече представителей местного «Пограничного братства» с учащимися Панской школы-интерната, посвящённой Герою Советского Союза Василию Петрову. По окончании мероприятия нам показали музейную комнату школы, в которой были выставлены воспоминания бывшего учителя Станковской начальной школы Малоярославецкого района Лепёшкина Василия Гавриловича «Три месяца в оккупации», часть вторая с допиской, что переданы его дочерью. Для краткости назовём их дневником Лепёшкина. Текст написан от руки и начинается авторским пояснением, что «первая часть дневника с начала Отечественной войны <…> не сохранилась. Была спрятана в крыше и сгорела вместе с домом, который немцы сожгли при отступлении».

Если о дневнике Пелагеи Брагиной, выходившей во время оккупации 17 тяжелораненых красноармейцев, в местных публикациях упоминалось хотя бы вскользь, а полностью довелось ознакомиться с ним в музее истории Обнинска, то про записи Лепёшкина и о нём самом слышал впервые.

Впереди 75-летие Победы. И этот юбилей – не только торжественные речи, награждения, парады и салюты, но наш общий долг открывать забытые страницы войны. Наименее изученной частью военного краеведения является именно период относительно недолгой немецко-фашистской оккупации Малоярославецкого района в его нынешних границах. И в этом плане «Дневник Лепёшкина» – кладезь информации, конечно, с некоторым субъективным налётом.

Из публичных выступлений заведующего районным отделом образования Ю.В. Медовой известно, что идёт напряжённая работа по собиранию истории местных школ, действующих и уже закрытых. Данный материал укладывается в это направление.

Поиск информации о судьбе этого человека дал определённые результаты. Оказалось, что Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12.02.1954 (1) «О награждении орденами и медалями учителей школ Калужской области», среди других ордена «Знак Почёта» был удостоен заведующий Рябцевской начальной школой Лепёшкин Василий Гаврилович. Много ли сейчас у нас педагогов, отмеченных орденами? Во всяком случае, за всё постсоветское время не знаю ни одного. А государственной наградой медалью? Только один – Глава города О.А. Жукова – медалью ордена за «Заслуги перед Отечеством» II ст.

На официальном сайте с/п «Деревня Рябцево» (глава администрации с 2009 г. В.А. Карнюшкина) страницы по истории нет, на странице по культуре семь фото возложения цветов к братской могиле за май 2019 г. и фото с празднования 90-летия района. Через Яндекс нашёл, что Рябцевская основная школа закрыта в 2009 г., и в её здание переехали местная власть, медпункт и библиотека, а обучение продолжено в Детчинской школе. Но свет в конце этого туннеля обозначился на сайте «БиблиоTime. Виртуальный кабинет научно-методического отдела Калужской областной научной библиотеки им. В.Г. Белинского», где в разделе «Малоярославецкий район» без указания даты, но, видимо в 2017 г., была помещена следующая информация: «В Рябцевской библиотеке прошел тематический час «Шаг в бессмертие»:

«22 июня исполняется 76 лет со дня начала самой страшной и кровопролитной войны в истории человечества – Великой Отечественной… Из рассказа библиотекаря ребята узнали о первых минутах войны, о героических защитниках Брестской крепости, о детях, волей судьбы, попавших на фронт, затем дети прошли в краеведческий уголок библиотеки и познакомились с материалами ВОВ (2) на территории нашего района и села Рябцево: дневником учителя Песочинской школы Лепёшкина В.Г., где описаны события ВОВ в д. Рябцево, узнали о боевых подвигах наших односельчан из альбома «Они приближали Победу». Для участников мероприятия организована книжная выставка «Нам жить и помнить»» (3). Значит не совсем забыт учитель Лепёшкин, и земляки доверяют его дневнику.

Записи в нём начинаются с 4 октября 1941 г. и заканчиваются 9 января 1942 г. По своему объёму они тянут на отдельную брошюру, поэтому представлю читателям лишь отдельные, наиболее интересные с моей точки зрения фрагменты. Текст даётся без редактирования.

«Моя Станковская начальная школа <…> находится в пяти километрах от Варшавского шоссе. Фронт приближается с каждым днём. <…> Бои идут по направлению Юхнова и Медыни. Уже отчётливо слышен орудийный гул и взрывы бомб. <…> Немцы бомбят Медынь, прилегающие к шоссе деревни и сёла и отступающие по шоссе наши войска и технику. <…> С самолётов всюду разбрасывают немцы листовки, в которых призывают наших бойцов бросать винтовки и переходить на их сторону. <…>

Школа объединяет учащихся их трёх областей. Станки Детчинского района Тульской области, деревню Зажовочку Малоярославецкого района Московской области и Цинцовские хутора Медынского района Смоленской области. Учащихся <…> 38 человек, а работаю я один. Живу при школе. У меня часто ночуют уполномоченные. Они мне сообщают жуткие фронтовые дела. Немцы прут неимоверно, каждый день наши оставляют город за городом <…> с большой паникой. <…>

6 октября. <…> Прихожу в РОНО. Зав[едующий] тов. Батурин – докладываю: «Так, мол, и так. Что делать? Немец подходит к нашей школе. Ученики в школу совсем почти не ходят – как быть?»

Тов. Батурин мне тоном начальника отвечает: «Сейчас же отправляйся на работу и никакой паники. А то за прогул заработаешь «шесть двадцать пять» (4). <…> Под Детчино и по Детчину рыли противотанковый ров. Народ копошился, как муравьи. Работали и военные, и гражданские, мобилизованные на тыловые работы. В Савиново и за Савиновым к Малахову тоже кипела такая же работа. <…> Ночью по 6 октября в Кириллове немец сбросил тяжёлую бомбу <…> попала в колхозный телятник (было 25 телят –А.И). <…> Деревня от взрыва не пострадала.

11 октября, суббота. Учащихся пришло в школу только пять человек. Я провёл с ними беседу и отпустил домой. <…> Я пошёл на хутора. <…> В Зажовочке было с десяток или полутора наших военных, и они суетились по всей деревне, выдавая себя за отряд по борьбе с десантниками [противника]. Но по всему было видно, что они отстали от своей части и таскались по деревне без дела, и дожидались немцев. На Цинцовских хуторах было спокойно. Военных не было <…> Народ в недоумении <…> От района отрезаны, со стороны начальства указаний никаких…

К нам подходит боец. Рассказывает, что он идёт с Медынского аэродрома <…> Аэродром эвакуировался, а он был оставлен охранять военное имущество <…> За ними обещались приехать, но не приехали. Прождав два дня, охрана разбрелась кто куда. При бойце была винтовка <…>.

В Машкине полная неразбериха и паника. Рабочий батальон, <…> рывший противотанковые рвы и огневые точки, бросили работу и отдельными группами разбегались по домам. Колхозный скот со дворов был выпущен для отгона в тыл и бродил <…> по деревне. <…> Со стороны района никакого начальства не было, а местная власть бездействовала. <…> Пред[седатель] Машкинского с/совета тов. Лубчинский /он же и пред[седатель] колхоза/ запряг колхозного жеребца, забрал свои пожитки и, прихватив, что ему было нужно из колхоза, заблаговременно смотался в Марьино (или Марвино – А.И.) <…> Хозяйственная военная часть <…> тоже эвакуируется на Детчино. По направлению д. Адуево идёт бой. Ясно слышится ружейная, пулемётная и миномётная стрельба. <…> Над лесом кружатся и пикируют немецкие самолёты. Очевидно, высматривают: нет ли в лесу наших военных частей. <…> В Рябцеве у нас было всё спокойно. Никаких военных частей в деревне не было.

12 октября. Воскресенье. Ночь была морозная. У меня в доме стоял инженерно-технический взвод. Начальник этого взвода послал для обследования в дер. Песочню двух солдат. <…> Часам к 11 утра туман стал рассеиваться, и взвод стал собираться в путь. Над Машкиным появились немецкие самолёты. <…> Между Машкиным и Бутырками разгорелся бой. <…> Из Машкино уезжало начальство рабочего батальона <…> Командир взвода, дождавшись посланных в Песочню солдат, снялся из нашей деревни на Савиново.

Наша деревня опустела <…> Только иногда появлялись «лопатники»: так население называло рабочих, которые <…> копали противотанковые рвы. Из них, кто был от Москвы, разбежались по домам, а которые от Смоленска – дожидались прихода немцев, чтобы тоже отправляться восвояси.

К вечеру бой постепенно стал стихать. В деревне стали появляться колхозники. Настроение у населения было напряжённое. Ждали прихода немцев. Что-то будет? Отдельные глупцы даже с восторгом дожидались новых хозяев. Особенно те мужчины, которые остались не призваны в армию. К ночи <…> только по направлению Ильинска и Таурова временами слышалась орудийная стрельба и взрывы бомб <…> Ночную тишину нарушали иногда немецкие бомбардировщики, летевшие на Москву.

13 октября. Понедельник. <…> Собирались кучками женщины. К ним подходили мужчины. Все разговоры были на одну тему – о немцах. Дошёл слух, что Станки немец занял 11-го под 12-е октября. 12 октября занял западную часть дер. Машкино <…> Часов в 12 дня к нам <…> из Бутырок прикоздыбал [легко] раненный в ногу боец <…> Его быстро обступили колхозники и стали расспрашивать о ранении и бое за Машкино <…> О бое между Машкиным и Бутырками боец рассказывал очень печально. Главные бои идут под Ильинским, основные наши части сосредоточены там. В нашем направлении ведут бои отдельные наши части и удержать мы немца не в силах.

По направлению Придачи ехали мимо нас наши военные, две подводы. На них было человек семь бойцов. Мы остановили их и просили, чтобы они взяли с собой раненого. Они <…> сказали, чтобы он их подождал. Будут ехать обратно – его заберут. <…> Немецкий самолёт на самой низкой высоте пронёсся <…> по всей нашей деревне, посыпая налево и направо из пулемёта. Население вмиг <…> попрятались кто куда. Мы накормили раненого бойца, а вернувшиеся от Придачи военные подводы забрали его с собой. <…>

Ночью с 13-го на 14-е октября от Песочни показалось движение войск. В темноте нельзя было разобрать – чьи войска <…> Войдя в деревню, [наша] военная часть остановилась на околице. По числу бойцов можно было определить – это был достаточно потрёпанный полк. <…> К нам в избу пришли восемь человек, <…> было видно, что они голодны и уставши. Я им предложил покушать <…> После ужина бойцы <…> быстро уснули. Так вся прибывшая часть разместилась по всей деревне. <…>

14 октября, вторник. <…> Было спокойно <…> По направлению Калуги и по Варшавскому шоссе были слышны орудийные выстрелы и взрывы фугасок. Так прошёл весь день 14-е октября – по старому 1-е октября. Религиозный праздник «Покров», и старушки толковали так: «Нынче праздник Покров, поэтому немец и не наступает. Празднует».

15 октября, среда. Наш Детчинский район является Тульской области. Тула от нас отрезана недели две тому назад. Районное начальство со стороны области не имело никаких указаний что делать. А по сему всё колхозное хозяйство осталось в полной сохранности. Скот не эвакуирован, хлеба и корма заскирдованы и стояли в полной сохранности. Командиры части разъясняли населению, чтобы при подходе немцев колхозники уничтожали хлеба и корма, чтоб не достались немцу. Но колхозники и слушать не хотели. Даже были такие, которые советовали бригадирам колхоза назначать ночную охрану, чтобы военные не могли поджечь скирды с хлебом.

Остановившаяся у нас в деревне часть на другой день стала брать в колхозе корм, резать колхозный скот и допускать некоторые безобразия к населению. Среди населения пошёл ропот и недовольство <…> Отдельные толстодумы ждут немцев. А что им даст немец? – не известно. По направлению Детчина и Савинова идут бои.

Александр Исаченко

(Продолжение следует)



Источники и пояснения

1. «Знамя» 14.09.54 – о награждении Лепёшкина

2. ВОВ – аббревиатура Великой Отечественной войны.

3. metodizi.blogspot./com/p/blog-page_31.html – сайт облбиблиотеки

4. УКАЗ Президиума Верховного Совета СССР от 26.06.1940 г. «О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений» (утверждён Законом СССР от 7.08.1940):

«5. <…> Установить, что за прогул без уважительной причины рабочие и служащие государственных, кооперативных и общественных предприятий и учреждений предаются суду и по приговору народного суда караются исправительно-трудовыми работами по месту работы на срок до 6 месяцев с удержанием из заработной платы до 25 %».

20.01.2020 15:20
88

Наверх страницы